Обе картинки уволокла из ЖЖ:    http://www.liveinternet.ru/users/pmos_nmos/
   
Бедные китайские детки. Примерно столько иероглифов надо знать, чтобы прочитать детскую книжку на китайском языке.
 
 
 
Однако, пора  заполнять детскую страничку. С чего же начать? Ну, конечно со сказок! Посмотрим какие они, китайские и японские сказки.  
 
А начнем с китайских!
 
      

Эта книжечка с интересными картинками взята из http://www.liveinternet.ru/users/l-i-l-a/post97702262/

В ней несколько поучительных историй, и не только для детей.

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Обезьяна и кузнечик

Было время, когда все животные, птицы и насекомые умели говорить. Кузнечик и тогда жил в поле. А обезьяна задумала его выселить.

«Ты маленький и должен жить в горах, — сказала она Кузнечику, — а я большая, мне полагается жить в поле». — «Моя мать родила меня в поле, — возразил Кузнечик, — поэтому я здесь и живу, а в горы я непойду!» — «Не хочешь добром уходить, так поборемся. Кто окажется сильнее, тот и будет жить в поле».

Кузнечику ничего не оставалось, как согласиться:

«Ну что ж поборемся. Приходи завтра после полудня». Но Обезьяне не терпелось, и она еще на рассвете спустилась с гор со своими подругами. Все они были с палками. «Где ты там?! Выходи на бой!» — закричала Обезьяна. Но Кузнечик ответил: «Сейчас роса, я не буду бороться. Вот поднимется солнце да высушит траву, тогда приду».

Взошло солнце, росы как и не бывало. «Теперь будешь бороться?» — спросила обезьяна. «Давай», — ответил Кузнечик и тут же вскочил на кончик носа одной из Обезьян. Другая Обезьяна увидела это и крикнула подруге: «Не двигайся, у тебя на носу Кузнечик, я его сейчас убью». Взмахнула она палкой и изо всех сил ударила ее по носу. Та свалилась замертво. А Кузнечик давно уже перепрыгнул на другую Обезьяну.

Так Кузнечик и прыгал с одной Обезьяны на другую, а те, гоняясь за ним, убивали друг друга.

В конце концов осталась в живых лишь одна Обезьяна — та самая, которая начала спор. А Кузнечик был цел и невредим.

«Ну, как? Кто оказался сильнее? — спросил Кузнечик. — Останешься ты теперь в горах или все еще хочешь сюда перейти?» — «Останусь в горах», — хмуро ответила Обезьяна. «Может, ты все-таки хочешь жить в поле?» — «Ты победил. Не жить мне в поле».

Вот почему и теперь обезьяны живут в горах, а кузнечики — в поле.

Красная лилия

Жил когда-то в горах одинокий юноша Дулинь. На горном склоне обрабатывал он свое поле и сеял рис. Солнце палило нещадно, крупные, как соевые бобы, капли пота катились по лицу и груди юноши и стекали в расщелину меж камнями.

Вскоре в этой расщелине, прямо на камнях, выросла лилия с гибким стеблем и ярко-зелеными листьями. Распустившийся цветок, прекрасный, как белая яшма, ярко блестел под солнцем и, покачиваясь на легком ветерке, нежно напевал: «И-и, я-я!» Дулинь стоял, опираясь на мотыгу, и удивлялся:

— Вот чудо! На камне вырос цветок, и он поет песни! День за днем работал юноша на своем поле, а удивительный цветок из расщелины напевал ему ласковую песенку. И чем сильнее уставал Дулинь, тем нежней пела лилия.

Однажды утром Дулинь пришел на поле и увидел, что цветок помяли дикие звери и он лежит на земле. Юноша помог ему подняться и сказал:

— Бедная лилия! Здесь бродят дикие кабаны и дует сильный ветер. Возьму-ка я тебя в свою хижину!

Он выкопал цветок из расщелины, принес домой и посадил в ступку для риса. Утром юноша уходил в горы работать, а по вечерам при свете лампы плел корзины.

Он вдыхал аромат чудесной лилии, слушал ее тихую песенку, и с лица его не сходила улыбка.

Подошел праздник Середины Осени. В этот вечер за окном ярко светила луна, а комната освещалась красным светом лампы. Дулинь, как обычно, плел корзину. Вдруг лампа ярко вспыхнула, и в ней расцвел большой красный цветок лилии. Из цветка выпрыгнула красивая девушка в белом платье и звонко запела:

Лилия красным пылает огнем,

Сделалось ночью светло, словно днем.

Юноша, трудишься ты день и ночь,

Фея цветов тебе хочет помочь!

Девушка засмеялась, а белого цветка лилии как не бывало!

Дулинь и фея цветов стали мужем и женой. Днем они весело работали в поле, вечером сидели у лампы: он плел корзины, а она вышивала. Жизнь их была сладкой как мед!

В базарные дни Дулинь продавал рис, корзины и вышивки своей жены. Через два года вместо бамбуковой хижины у них появился большой кирпичный дом, амбары были полны риса, а в загонах стояли коровы и овцы. Богато зажил Дулинь! Не захотел он больше работать в поле и плести корзины. Теперь он важно закуривал трубку и, взяв в руки клетку с птицей, шел прогуляться по окрестностям. Жена просила его купить мотыгу, серп или шелку для вышивания, а он накупал вина и пьянствовал всю ночь. Если она звала его в горы работать, Дулинь жаловался, что у него болят руки и ноги. А если она предлагала поработать при лампе, у него вдруг начинало рябить в глазах. Часто жена говорила Дулиню:

— Не так уж хорошо мы живем. Надо много трудиться, а мне одной тяжело. Помоги, Дулинь!

Но Дулинь только сопел носом и отводил глаза в сторону, а потом закуривал и уходил прогуляться или поиграть в кости в соседней деревне.

Как-то вечером жена Дулиня одиноко сидела у лампы и вышивала. Был праздник Середины Осени, и Дулипь отправился в деревню повеселиться. Вдруг лампа ярко вспыхнула, и в ней расцвел большой красный цветок лилии. Из цветка вылетел пестрый павлин и, распустив хвост, запел:

Лилия красным пылает огнем,

Стало ночью светло, как днем.

Ленится муж, не хочет помочь,

Фея цветов улетает прочь!

Павлин посадил жену Дулиня к себе на спину и вылетел в окно.

В это время в комнату вбежал Дулинь. Хотел он схватить павлина за хвост, но не успел. Лишь одно перышко осталось у него в руках. Дулинь посмотрел на небо и увидел, что павлин уносит его жену прямо к луне.

Остался Дулинь один. Некому стало за ним смотреть, и он совсем разленился. Только пил, ел, курил и гулял. Съел он все свои запасы, продал скот, износил одежду.

И вот наступил день, когда нечего ему стало есть, нечего продавать, не на что покупать. Он начал рыться в старом тряпье и вдруг нашел вышитый женой коврик. На нем были изображены Дулинь и его жена, работающие в поле, склон, покрытый ростками риса, поблескивающее, словно золото, поле. На другой стороне коврика изображалось, как они трудятся при свете лампы: Дулинь плетет корзины, а жена вышивает.

Поглядел Дулинь на этот коврик и задумался. И тут из глаз его, словно горный родник, брызнули слезы, и он схватился за голову:

— Эх, Дулинь! Сам во всем виноват!

Он отвернулся, стиснул зубы, потом схватил свою трубку и бросил ее в огонь, разломал клетку и выпустил птицу. А наутро Дулинь положил на плечо мотыгу и отправился в поле. С этого дня, как и прежде, стал он днем работать на поле, а по вечерам плести корзины при свете лампы.

Однажды подобрал он у окна павлинье перо. Поглядел на него, вздохнул и сунул в ступку для риса, где когда-то цвела лилия. Вспомнил Дулинь чудесный цветок, вспомнил жену, и слезы закапали в каменную ступку. Вдруг перо исчезло, а на его месте появилась благоухающая лилия; подул легкий ветерок, и Дулинь услыхал знакомое: «И-и, я-я!»

Прошел год. Наступил праздник Середины Осени. Вечером за окном ярко светила луна, а в комнате Дулиня горела красная лампа. Подле нее сидел он сам и плел корзину. Неожиданно лампа ослепительно вспыхнула, и в ней расцвел большой красный цветок лилии. Из цветка выпрыгнула красивая молодая женщина в белом платье и звонко запела:

Лилия красным пылает огнем,

Сделалось ночью светло, словно днем.

Юноша, трудишься ты день и ночь,

Фея цветов тебе хочет помочь!

Она засмеялась, а цветок в ступке пропал. Дулинь узнал свою жену и очень обрадовался.

С той поры они стали днем дружно трудиться в поле, а вечером работать при свете лампы: Дулинь плел корзины, а его жена вышивала. И жизнь их вновь сделалась сладкой как мед!

Мост матери и сына

Когда-то в деревне Пинцзывэй жила старая женщина со своим сыном по имени Паньвань. У них не было ни клочка своей земли, и старой матери приходилось собирать в горах хворост для продажи, а сыну — пасти чужой скот.

Паньвань был очень подвижным и ловким юношей. Он любил бегать и прыгать, хорошо лазал по деревьям, мог поднимать большие каменные глыбы и с разбегу кувыркаться через голову. И поэтому он был здоровым и крепким.

Как-то раз, когда он пас стадо, два быка начали бодаться. Глаза у них налились кровью, они нагнули головы, ударили друг друга рогами — и сцепились, да так, что и разойтись не могли. Паньвань подбежал, схватил обоих драчунов за рога и отбросил их друг от друга на несколько саженей. У быков при этом даже рога погнулись, такая сила была у Паньваня! А юноша взглянул на тяжело дышавших быков и сказал:

— Еще станете драться — совсем вам рога обломаю!

Близ Пинцзывэй протекала небольшая река; через нее был перекинут красивый каменный мост, на котором стояла беседка. Снизу мост подпирали пять каменных столбов. Крепкий был мост! Но когда дули сильные зимние ветры, вода в реке прибывала от мчавшихся с гор потоков и начинала подмывать каменные столбы. А случалось это каждый год. Но мост до поры до времени стоял прочно.

Однажды в холодный зимний день северный ветер бушевал особенно свирепо, каждый его порыв с корнями вырывал большие деревья. Паньвань гнал свое стадо через каменный мост. Мост дрожал и качался, словно был сделан из бамбука. Юноша посмотрел вниз — ай-я! Один каменный столб уже повалился, да и сам мост мог вот-вот рухнуть! Плохо пришлось бы жителям Пинцзывэй, если бы это случилось: ведь через мост проходила главная дорога. А вновь построить такой мост с беседкой — нелегкое дело!

Не долго думая, Паньвань засучил штаны и — пу-тун! — прыгнул с моста в воду. Хэй! До чего холодна вода! Юноша залез под мост и уперся руками и головой в его свод. Так он и застыл, словно отлитый из стали, не смея пошевелиться. Руки быстро затекли, но опускать их было нельзя: ведь мост мог упасть и раздавить юношу! Так Паньвань все стоял и стоял, напрягая последние силы.

В это время его старая мать возвращалась домой с хворостом. Каменный мост шатался от ветра, и женщина нагнулась, чтобы поглядеть вниз. Ай-я! Упал каменный столб! Мост вот-вот мог развалиться! Как его потом починишь?

Вмиг бросила она свой хворост и — пу-тун! — прыгнула в реку. Увидев мать, Паньвань закричал:

— Мама, уходи, я один выдержу! Поняла мать, что сын уже давно стоит здесь, и сказала с любовью:

— Нет, сынок, тебе одному не удержать, мост уже шатается. Я помогу тебе!

И она уперлась головой и руками в свод моста. Теперь они стояли вдвоем, мать и сын, друг против друга в ледяной воде и поддерживали мост.

Прошло несколько дней. Мимо плыл рыбак и заметил под мостом два каменных столба, похожих на людей. Он пригляделся и увидел, что это стоят Паньвань и его старая мать. Они превратились в каменные столбы и прочно подперли мост. Рыбак побежал в деревню и созвал народ. Люди смотрели на каменных героев, и слезы катились у них из глаз и капали в реку.

С тех пор мост около Пинцзывэй называется Мостом Матери и Сына.

Не моё дело!

 

Жил в нашей деревне один крестьянин. Такой он был удивительный человек, что если ему сказать: у соседа дом горит, он ответит:

— А я при чём? О чужих делах даже небо не заботится! Это не моё дело.

Так и прозвали его у нас: Не-моё-дело.

Однажды Не-моё-дело купил в городе мешок соевых бобов. Взвалил он его на плечо и понёс домой.. А того и не заметил, что в мешке была дыра. Вот он идёт, а бобы один за другим сыплются на землю. Вскоре с ним поравнялся сосед, который тоже возвращался с базара. Посмотрел он, как бобы из мешка сыплются, и спросил Не-моё-дело:

— Если у другого случилась беда, сказать ему или не сказать?

— Чужие дела никого не касаются, — проворчал Не-моё-дело.

Сосед замолчал.

Прошли ещё немного. Бобы всё сыплются и сыплются. Мешок наполовину опустел. Сосед опять спрашивает:

— Ну, а если можно помочь чужой беде, тогда как?

— Да никак! — отвечает Не-моё-дело. — Тебе-то какая от этого выгода? Никогда не путайся в чужие дела.

Дошли до деревни. Тут только заметил Не-моё-дело, что почти все бобы высыпались из мешка. Очень он рассердился.

— Что же ты, черепаший сын, не сказал мне ничего? Сосед отвечает:

— Так ведь ты, Не-моё-дело, сам мне сказал, что это не моё дело!

О том, как Ча превратился в дракона

Жил когда-то человек по имени Ча. Отец его давно умер, а мать ходила на поденную работу. Сам Ча пас коров у богатого помещика.

Однажды он отправился в поле накосить травы. Выкосил целую лужайку, набил мешок и отправился домой. На другой день приходит на то же место, смотрит — а трава там такая, будто ее никогда и не косили: густая, высокая, сочная. Удивился он, снова скосил всю траву на лужайке и отнес домой. Когда в третий раз пришел Ча на это место, он опять увидел то же самое: лужайка вновь заросла травой.

С тех пор Ча каждый день стал приходить туда и каждый раз за ночь трава вырастала, как за месяц. Однажды задумался Ча: в чем тут дело? Накануне здесь ходили коровы и выщипали всю траву, а сегодня все так, будто никогда ни одной коровы тут и не бывало. Ча решил взглянуть, какие корни у этой необыкновенной травы. Он копнул землю, вытащил один корешок и вдруг увидел: в земле что-то светится. Ча сунул туда руку — и вытащил жемчужину. Красивая жемчужина сверкала и переливалась на солнце! Ча обрадовался и побежал домой показать находку матери.

Мать полюбовалась жемчужиной и положила ее в миску с рисом. И с той поры сколько бы Ча с матерью ни съедали рису, их миска всегда оставалась полной. Мать сначала удивлялась, а потом поняла, что эта жемчужина волшебная. Она спрятала ее в шкатулку с деньгами — и с этого дня деньги в доме не переводились.

Мать с сыном зажили богато и сытно. Но чем больше богател Ча, тем жаднее он становился. Однажды пришли к нему соседи занять муку и денег.

— Не дам им ничего, — сказал Ча матери, — много их тут, бездельников, наберется!

И прогнал соседей.

В другой раз одна бедная женщина попросилась к ним переночевать. Ча не пустил ее: еще обворует дом!

Прежде Ча был веселым и добрым парнем, а теперь становился все злее и скареднее.

В тот год был большой неурожай. Соседи голодали, рису уже давно ни у кого не было, люди ели кору с деревьев. А у Ча ломились закрома от зерна, он даже кур кормил рисом. Соседи решили в последний раз пойти к Ча, попросить у него рису в долг.

— И разговаривать с ними не буду, лучше уйду, — сказал Ча, узнав об этом.

Он взял свою жемчужину, положил в рот и ушел из дому.

Дошел Ча до леса и присел отдохнуть на камень. Посидел он немного — и заснул, а во сне не заметил, как проглотил жемчужину.

Проснулся он от нестерпимой жажды. В животе жгло, будто там горел костер, язык и горло пересохли. Ча вернулся домой, выпил два ведра воды, но не напился. Тогда он пошел к реке, лег на живот и стал пить прямо из реки. Пил, пил, выпил полреки, а пить все хотелось. И вдруг Ча почувствовал, что все тело его ломит, голова болит, руки и ноги сводит. Дышать стало трудно, перед глазами пошли круги, а пить захотелось еще больше.

С трудом подполз Ча ближе к реке, наклонился и увидел в воде страшного дракона с чудовищными клыками, кривыми когтями на заросших шерстью лапах, с длинным, покрытым чешуей хвостом. Из пасти дракона вырывались пламя и дым, клыки зловеще щелкали.

И вдруг понял Ча, что это его отражение. Он испугался, завыл, заметался. Но все неистовство его было напрасно: превратиться снова в человека он не мог.

Вот как был наказан Ча за свою жадность!

Почему солнце восходит, когда кричит петух

Когда-то, в глубокой древности, на небе сияло девять солнц, а на земле было жарко, как на куске раскаленного железа. Деревья и травы не могли расти, посевы не могли всходить. Трудно было жить людям! И тогда, нахмурив брови, они собрались на совет и стали решать, как избавиться от девяти солнц.

Один мудрец сказал:

— Я думаю, надо каждое солнце закрыть большим решетом, тогда не будет так жарко.

Все согласились, что совет неплох, но где взять такие огромные решета? А если их и найдут, то как их поднять на небо? Посовещались люди и решили, что этот способ не годится.

— А я считаю,-заговорил другой мудрец, — что мы все должны спрятаться под землю и жить там. Тогда лучи солнц будут для нас неопасны.

И этот совет был хорош. Но если всем спрятаться под землю, кто же тогда будет сеять хлеб? Что же люди стануть есть? Нет, этот способ тоже не подходит.

И вот, когда перебрали все средства защиты от зноя и поняли, что ни одно из них не годится, поднялся какой-то человек и сказал:

— Все знают нашего охотника Эппуло? Он и силен и стреляет метко. Давайте попросим его, чтобы он сбил девять солнц с неба!

— Верно! — в один голос воскликнули люди и тут же послали этого человека к знаменитому охотнику.

Эппуло жил в каменной пещере на высокой горе. Роста он был огромного, волосы торчали на его голове, словно заросли бамбука, тело было могучим, как ствол старого дерева, брови густые и черные, как ночь, а круглые большие глаза светили, точно два фонаря.

Услыхал Эппуло просьбу людей и громко рассмеялся, а потом ответил:

— Это дело нелегкое. Но раз все так решили — я согласен!

Он до отказа натянул свой огромный лук, наложил восемь длинных стрел и — coy-coy! — со свистом выпустил их одну за другой в небо.

Би-ли-ба-ла! — загремело в небе, и восемь солнц покатились вниз. А уцелевшее девятое, увидев, что дело плохо, поспешно спряталось за высокую гору.

— Ха-ха-ха! — весело засмеялись люди, глядя, как подстреленные солнца катятся с неба.

И все стали славить великое искусство Эппуло. Но, пока люди кричали и радовались, на земле вдруг сделалось темно и холодно; без солнечных лучей перестали расти деревья и травы, всходить посевы. Что было делать? Люди опечалились, нахмурились и вновь собрались на совет. Один сказал:

— Если бы нам удалось вызвать девятое солнце, которое спряталось за гору, — все было бы хорошо!

— Но как это сделать? — спросил другой.

— Надо кого-нибудь послать за ним! — предложил третий.

Но кого можно было послать? Человека — не годится. Солнце теперь не стало бы его и слушать! Решили послать птицу, притом с приятным голосом. Но у какой птицы самый приятный голос?

Выбор остановился на иволге, жаворонке и соловье. Начали с иволги: попросили ее слетать за солнцем. Иволга всегда считала, что поет лучше других птиц. Она сразу согласилась и, повернув головку в сторону гор, важно запела. Но солнце не вышло!

Люди пошли к жаворонку. Он тоже думал, что поет недурно, во всяком случае лучше иволги! Гордо взлетев в небо, жаворонок завел свою нескончаемую песню. А солнце и не думало появляться.

Отправились тогда к соловью. Тот считал себя лучшим певцом в мире. Конечно, солнце не устоит перед его пением! Он вспорхнул на дерево и с достоинством запел. Однако солнце и на этот раз не вышло!

И тут люди вспомнили про петуха с его красивыми пестрыми перьями. Он хоть вовсе и не певец, зато в его голосе есть сила и бодрость. Обязательно надо попросить петуха!

Узнав в чем дело, петух захлопал крыльями, вытянул шею, запрокинул голову и, повернувшись к горам, как закричит!

Солнце тихо сидело за горой, когда вдруг услыхало крик петуха. Хотя голос и не был хорош, но чувствовались в этом голосе такая искренность и бодрость, что у солнца дрогнуло сердце. Ему очень захотелось узнать, кто это поет? И когда петух с чувством прокричал три раза, а его друзья — мелкие пичужки подхватили эту победную песню, солнце не выдержало. Оно забыло весь свой страх: такому голосу можно было довериться!

И первый золотой луч выглянул из-за горы. Солнце взошло! Снова во всем мире стало тепло и ясно!

Вот с тех пор и повелось: как петух прокричит три раза — солнце сразу и выходит на небо.
Орёл и пустыня

Далеко, на западе Китая, в угрюмой бесконечной пустыне жил одинокий орел. Кругом лежали мертвые сыпучие пески — ни кустика, ни ручейка. Однажды взлетел орел высоко-высоко и, паря на своих мощных крыльях, окинул взором четыре стороны света. И увидел он, что на востоке плещется безбрежное синее море; на севере застыл в молчании вековой, дремучий бор; на западе всеми цветами радуги переливается по небу вечерняя заря; на юге ласкает взор изумрудная зелень лугов.

И подумал орел: «Как беден и угрюм мой родной край! Я хочу, чтоб и здесь текли полноводные реки и весело шелестели сады».

Но чтобы добраться до восточного моря и зачерпнуть оттуда воды, нужно пролететь пять тысяч ли; а чтобы к вечеру вернуться в свое гнездо, нужно пролететь еще пять тысяч ли. «Лететь ли мне на запад или на юг, все равно нужно пролетать по десять тысяч ли в день и каждый вечер возвращаться обратно», — подумал орел. Но, несмотря на все трудности, не щадя своих сил, принялся за работу.

Каждый день орел не знал ни минуты покоя. Однажды, когда он, утомленный, долетел до моря, море сказало ему:

— Почему ты всегда так спешишь? Покружись надо мной подольше, полюбуйся моими владениями. Огромно мое царство, и много в нем разных островов, диковинных рыб и морских чудовищ. Может, ты любишь грозу и бурю? Подожди немного, ты их увидишь во всей красе. А ночью ты сможешь отдохнуть в любой из бесчисленных пещер на моем берегу.

Но орел ответил:

— До свиданья, я вернусь завтра.

И, зачерпнув воды, он взмыл в небо и отправился в обратный путь. Северный лес сказал орлу:

— Останься здесь хоть ненадолго, приятель. Скоро наступят сумерки. Переночуй здесь. Или тебе не нравится у меня? С самых древних времен ни один человек не прошел меня насквозь. А мой лесной народ прост и радушен, он любит плясать и петь. Хочешь увидеть его? Я познакомлю тебя с медведем и филином. Мне так хотелось бы, чтоб ты погостил у меня несколько дней!.. Если бы ты знал, как сладко провести ночь под сенью моих ветвей! Не успеешь закрыть глаза — увидишь несказанно прекрасные сны.

Но орел ответил теми же словами:

— До свиданья, я вернусь завтра. И, отломив клювом ветку, сделал круг над лесом и полетел обратно.

Западная заря протянула к орлу свои нежные руки и прошептала:

— Побудь со мной! Танцуя, мы с тобой умчимся в небо, чтобы никогда больше не спускаться на землю. О, как нам было бы хорошо вместе!

Но орел, пролетая мимо западной зари, говорил:

— До свиданья. Ты действительно прекрасна!

Южные луга, красивые, как сама весна, встретили орла словами:

— Почему ты каждый раз лишь на мгновение мелькнешь в воздухе и вновь исчезнешь? Спустись к нам.

Но орел сказал:

— До скорого свиданья, я еще вернусь к вам.

Вечером в своем песчаном гнезде орел не мог заснуть. Он думал о своей дневной работе. В такие минуты орел говорил себе: «Да, трудное дело я начал! Работаешь, работаешь, а конца твоим трудам не видно. Я-то, вижу, что запад и восток, север и юг очень красивы. Но разве можно расстаться с моей пустыней — с ее вечерней прохладой и радостью пробуждающегося утра! И мое решение твердо: я перенесу в пустыню морские воды, зелень лесов, западную зарю и южную весну. Может быть, надо мною будут смеяться, но я добьюсь своего — и когда-нибудь в моей родной пустыне будут журчать ручьи и шуметь леса. Пусть это только мечта, но лишь в этом труде я нахожу свое счастье!»

И каждое новое утро опять заставало орла за работой.

Лепешка и хворост

Послал как-то помещик батрака в горы за хворостом. Поднял его на рассвете и сказал:

— Завтрака дожидаться не стоит, вот тебе лепешка, чтоб не проголодался. И дал батраку туань — маленькую сухую лепешку.

— Этой лепешкой и воробья не накормишь, — сказал батрак, — ведь пока до гор дошагаешь да обратно доберешься, целый день пройдет.

— Дорога — не работа, — ответил помещик, — а хворост собрать — недолгое дело. А что лепешка маленькая, так ведь она сухая. Размочишь ее в воде, — она разбухнет и станет большой. Вот ты и наешься.

Батрак еще половины пути не прошел, — ему уже досмерти есть захотелось. Положил он лепешку в рот и сам даже не заметил, как ее проглотил.

Вот пришел он в горы, отдохнул немного, затянул пояс потуже, чтобы не так сосало под ложечкой, потом подобрал три хворостины, сунул их под мышку и пустился в обратный путь. К закату вернулся батрак домой. Увидел помещик три хворостины и давай браниться:

— Ах ты, бездельник, лепешку съел, а хворосту принес столько, что и очага не растопишь.

— Так ведь он сухой, — ответил батрак, — ты размочи его в воде, хворосту и станет много.

Удочка 

Жил в давние времена важный чиновник со своим сыном.

Чиновник был умный-преумный. А сын у него, говорят, был еще умнее. Поэтому отец никакого дела не начинал, не посоветовавшись с сыном. Однажды захотелось чиновнику поудить рыбу. Позвал он сына и стал советоваться, какой длины сделать удочку.

— Да ведь чем длиннее, тем лучше, — сказал, подумав, сын. Тогда чиновник приказал двум слугам:

— Сделайте мне к завтрашнему дню бамбуковую удочку длиной... — тут он перевел дыхание и закончил: — длиной в шесть жанов и шесть чи.

Слуги почтительно поклонились и, пятясь, вышли из комнаты. Но только они переступили порог и очутились во дворе, как присели на корточки и принялись хохотать. Подошла к ним служанка, стиравшая белье, и, узнав, в чем дело, тоже захохотала. Вскоре смеялся весь дом чиновника — от дряхлого сторожа до маленького поваренка.

Однако сделали так, как велел хозяин. К утру удочка была готова. Вот так удочка! Вдоль двора она не помещалась, — пришлось положить ее наискосок.

Взял чиновник удочку, вскинул ее на плечо и отправился вместе с сыном на рыбную ловлю. Миновали одну улицу, свернули в другую и подошли к городской стене. Тут-то и начались неприятности. Чиновник прошел в ворота, а удочка не проходит. Уперлась в верхнюю перекладину ворот и не пускает чиновника дальше. Чиновник растерялся. Но сын сказал:

— Ничего, отец, я что-нибудь придумаю.

Он сел на камень, чтобы удобнее было думать, а чиновник с удочкой стоял рядом и ждал. Через некоторое время сын сказал:

— Надо повернуть удочку поперек ворот. И они повернули удочку поперек. Но и так она не проходила в ворота.

Чиновник совсем огорчился. А сын опять принялся думать. На этот раз он думал еще дольше.

Наконец хлопнул себя но лбу и сказал:

— Теперь-то я нашел верный способ! Я влезу на стену, и ты передашь мне удочку. А потом ты пройдешь в ворота, и я передам тебе удочку.

С этими словами он принялся карабкаться на городскую стену. По стена была высокая; пальцы его скользили по гладким камням, а потом обрывались с чуть заметных выступов. Так он промаялся с полчаса или больше и затем сказал с досадой:

— Heт, без лестницы тут не обойтись!

Чиновник оглянулся по сторонам н увидел невдалеке мальчишку, с интересом смотревшего на них.

— Подойди сюда, мальчик, — с достоинством сказал чиновник и поманил его пальцем. Когда мальчик подошел, чиновник спросил:

— Ты знаешь, где мой дом?

— Как не знать, — бойко отозвался мальчишка.

— Ну, так беги туда и принеси большую лестницу. За это я дам тебе три медные монеты.

— О господин! Считайте ваше приказание выполненным, — ответил мальчишка и протянул руку за монетами.

— Но я еще не вижу лестницы, — сказал чиновник.

— Разберемся в этом деле, как следует, — начал мальчишка. — Для чего нужна лестница? Для того, чтобы влезть на стену. А для чего влезать на стену? Для того, чтобы перетащить по ту сторону ворот удочку. Так вот, если я перетащу удочку без помощи лестницы, я заслужу такую же, а может, и большую награду, высокочтимый господин, как если бы я и в самом деле принес лестницу.

Чиновник, который ничего не понял, взглянул на сына. Сын наморщил лоб и сказал:

— Этот мальчишка на редкость туп. Дай ему вперед три монеты, — может, он станет понятливее и все-таки принесет лестницу.

Мальчик засмеялся, ловко подхватил монеты, засунул их за щеку и, взяв удочку за тонкий конец, выволок ее за ворота.

— А мальчишка не так глуп, как кажется с виду, — сказал чиновник.

— Это потому, что неуч всегда остается неучем, — с презрением процедил сын. — Подобные невежды совершенно не умеют размышлять и самые сложные вещи делают слишком просто.

И, довольные друг другом, отец и сын направились к реке. А поймали ли они что-нибудь удочкой, — это уже не наше дело.

В поисках удовольствия

Жил на свете один очень ленивый юноша. Целыми днями слонялся он с места на место, и ничто не нравилось ему, ни в чем не мог он найти удовольствия.

«Что же такое удовольствие?» — подумал он однажды и решил пойти поискать его.

Он вышел из дому и через некоторое время оказался у подножия высокой горы, преградившей ему путь. Тут он увидел старого крестьянина, копавшего землю.

— Дедушка, не знаешь ли ты, в чем можно найти удовольствие? — спросил его юноша.

— Знаю, — ответил старик, не прерывая работы, — но если я буду с тобой разговаривать, то не смогу работать.

— Я пока поработаю за тебя, а ты говори, хорошо? — предложил юноша.

— Хорошо!

Юноша взял лопату и начал копать землю. Солнце жгло ему спину, тело покрылось потом... Но ведь если не работать — не узнаешь, в чем найти удовольствие!

И он продолжал свой труд.

А старик уселся под деревом и стал наблюдать за юношей. Прошло часа два; старик крикнул:

— Эй, парень, отдохни-ка немного!

Юноша бросил лопату и подсел к старику в приятную, прохладную тень. Старик предложил ему кисет с золотистым табаком. Юноша закурил.

— Ах, как хорошо! Вот удовольствие! — невольно воскликнул он.

— Верно, — подтвердил старик, — это и есть настоящее удовольствие! Если будешь усердно трудиться, удовольствие само найдет тебя.


Как князь рисовой мякины наелся

Жил некий князь. Было ему уже за пятьдесят, но он ни разу еще не выходил из своего дворца. Целые дни проводил он со своими женами, пил, ел и развлекался.

Но наконец это ему надоело, и он задумал посмотреть, что делается на белом свете. В тот же день, взяв с собой слугу, он вышел из дворца.

По дороге встретился ему крестьянин. Князь так испугался, что отступил назад.

— Почему ты испугался, князь? — спросил его слуга.

— Посмотри, на нас идет чудовище с длинными руками.

— Нет, князь, это не чудовище, а человек. Успокойся, пойдем дальше.

Князь внимательно посмотрел на встречного.

— А почему у него такие длинные и толстые руки? — спросил он.

— Это рукава плаща, который крестьянин накинул на себя от дождя, — смеясь ответил слуга.

— А, так это человек в накинутом плаще, — кивнул головой князь и направился дальше.

Дорогой он все время задавал слуге странные вопросы: увидит курицу — спросит, что это такое, увидит свинью — опять спросит. А когда они повстречали быка с длинными рогами, князь еще больше изумился. Слуга должен был то и дело все объяснять ему.

Наконец они подошли к берегу маленькой речки. Там стояла водяная мельница, и от гуда слышался шум жерновов и плеск воды. Князь полюбопытствовал, что это за звуки, и подошел ближе. Здесь он увидел старуху, которая отсеивала рисовую мякину. Князь остановился: он почувствовал незнакомый ему чудесный аромат. Это был запах рисовой мякины. Князь стоял и с наслаждением вдыхал этот приятный запах, пока у него не потекли слюнки. Он присел на корточки, стал полными пригоршнями набирать мякину и жевать ее. Но разве можно проглотить сухую мякину? Слуга и старуха удивились, но не смели ничего сказать. Слуга зачерпнул воды, чтобы князь запил мякину. Тот пыхтел, отдувался, отряхивался: он с ног до головы был в мякине.

В это время женщина наполнила мякиной корзину и хотела незаметно уйти домой.

Князь окликнул ее:

— Эй, эй! Как же едят эту вещь?

— Ее сначала отваривают, а потом кормят ею свиней и собак; люди ее не едят смеясь, ответила старуха.

Услышав это, князь разгневался. Лицо его исказила ярость, но он ничего не сказал. А когда женщина ушла, пригрозил слуге:

— Янь-сань! Не смей никому рассказывать об ошибке, которая здесь произошла.

Расскажешь — быть тебе без головы!

Слуга почтительно поклонился. Но, вернувшись во дворец, Янь-сань не мог ни есть, ни спать; он только о том и думал, как бы рассказать кому-нибудь, как князь рисовой мякины наелся. Но кому можно было рассказать? Дома он боялся, как бы его не услышал дух очага. В буддийском храме тоже нельзя: уши ламы чутки, а глаза проницательны. Тогда он решил выйти в море и там рассказать об этой истории.

К вечеру второго дня тайком на маленьком бамбуковом плоту отправился он в море и уже хотел было прокричать о происшедшем, как вдруг вспомнил, что в море есть морской дух, а значит, и здесь нельзя было вслух рассказать об этом.

Наконец далеко в горах нашел он тихое уединенное место и собрался крикнуть:

«Князь рисовой мякины наелся!» — но вдруг вспомнил, что и в горах есть свой дух. Как же быть? Янь-сань уже собрался возвращаться домой, как вдруг увидел старое дерево с дуплом. Он просунул голову в дупло и, набравшись храбрости, три раза прокричал:

— Князь рисовой мякины наелся!

— Князь рисовой мякины наелся!

— Князь рисовой мякины наелся!

И повеселевший Янь-сань с легким сердцем возвратился домой.

Через три недели должен был состояться праздник. К этому дню князь приказал искусным столярам и барабанщикам сделать большой новый барабан. Мастера взяли инструменты и отправились в горы искать материал для барабана.

Они обошли несколько гор, осмотрели много деревьев, но не могли найти ничего подходящего. И вдруг они увидели старое дуплистое дерево — как раз такое, какое они искали. Они срубили его, и к сроку барабан был готов. Он получился большой и красивый.

Князь остался очень доволен. Он тотчас приказал, чтобы все его подданные явились послушать звуки нового барабана.

Люди собрались со всех деревень. По приказу князя первый барабанщик княжества засучил рукава и ударил в барабан. И с первым же звуком все услышали: — Князь рисовой мякины наелся! — Князь рисовой мякины наелся! — Князь рисовой мякины наелся!

Неудержимый хохот раздался вокруг. Князь покраснел от стыда и, схватившись за голову, убежал во дворец. Он тут же приказал барабан сжечь, а искусного столяра и превосходного барабанщика казнить.

Но это ничему не помогло: и в наши дни при звуке большого барабана люди вспоминают историю о том, как князь рисовой мякины наелся. 
 
А теперь почитаем японские сказки.
 
 

Волшебный веер

 

 

В давние времена жили в Японии демоны с длинными носами. Называли их тэнгу. Были у тэнгу волшебные веера: шлепнешь по носу одной стороной—начинает нос расти, шлепнешь другой—нос снова коротким становится.

Как-то раз три маленьких тэнгу играли в лесу с таким волшебным веером. Шлепали друг друга по носу то одной, то другой стороной.

Увидел барсук волшебный веер и подумал: «Вот бы мне такой! Уж я бы времени на глупости тратить не стал! Уж я-то нашел бы, что с этим веером делать!»

У нас-то, в Японии, даже малые дети знают, что барсуки мастера выделывать всякие трюки и умеют превращаться в кого угодно. Вот барсук и решил обмануть тэнгу. Превратился он в маленькую девочку, положил на тарелочку четыре булочки с бобовой начинкой и пошел к тэнгу.

— Здравствуйте, маленькие миленькие тэнгу,— сказал барсук голосом девочки,—я принесла вам булочки с бобовой начинкой. Попробуйте, они очень-очень вкусные.

Маленькие тэнгу страсть как любили булочки с бобовой начинкой. Съели они по одной и видят — на тарелке еще одна булочка осталась! Кому же она достанется? Спорили-спорили, да так ничего и не решили. Тогда девочка и говорит:

- Я знаю, что надо делать. Закройте глаза. Кто дольше простоит с закрытыми глазами, тот и съест последнюю булочку.

Маленькие тэнгу согласились, зажмурились, застыли на месте— ждут. А барсук схватил веер и был таков. Маленькие тэнгу так и остались стоять с закрытыми глазами.

- Ха-ха-ха! — смеялся барсук.— Ловко я обманул этих глупых тэнгу!

Думал-думал барсук, куда же пойти с удивительным веером, где испробовать его волшебную силу, и решил отправиться в город.

Пришёл, видит у храма красивую девушку, вокруг нее слуги толпятся. «Не иначе, дочь богача»,— подумал барсук. Подкрался к девушке и тихонько шлёпнул её по носу веером. Тут и вырос у красавицы длинный-предлинный нос. Испугалась девушка, закричала, слуги врассыпную бросились! Шум, гам поднялся! А барсук сидит себе на камешке, усмехается.

Созвал богач лекарей, да не знают те, как такую хворь излечить. Все средства испробовали, ничто не помогает. Тогда разнеслась по городу весть: отдаст богач свою дочь в жены тому, кто дочь его исцелит! И половины своих богатств богач тому не пожалеет!

Много охотников нашлось получить в жены красавицу да еще и половину сокровищ в придачу. Только никто из них вылечить бедную девушку не смог.

Пришёл тогда барсук к богачу и говорит:

- Отведи меня к твоей дочери. Я её мигом от недуга излечу!

Обрадовался богач, повёл барсука к дочери. Шлёпнул легонько барсук девушку по носу волшебным веером, и нос на глазах уменьшился.

Заплакал отец от радости, слугам к свадьбе готовиться велел. Все в делах да хлопотах, только барсук день-деньской бездельничает — пьёт да ест, ест да пьёт, да на солнышке греется. «Чем бы заняться?» — все думает.

Достал он волшебный веер, хлоп себя по носу — нос вверх стал расти. Смотрел-смотрел барсук да и уснул. А нос все растет! Одно облачко проткнул, другое, третье. До самого неба вырос нос у барсука.

А на небе тем временем небесные строители мост строили. Видят, с земли шест какой-то тянется.

- Вот и шест для перил,— обрадовались и изо всей силы потянули барсука за нос.

Проснулся барсук — ничего понять не может. Огляделся — испугался. Земля далеко внизу осталась, над головой пушистые облака плывут. Кричал-кричал барсук, на помощь звал, да никто не откликнулся.

Что стало с тем барсуком — неизвестно. Только никто его с тех пор больше не видел.

 

Заяц, переплывший море

Жил на свете заяц, и было у него заветное желание - море переплыть, на далеком морском острове побывать. Но плавать зайчишка не умел, и лодки у него не было.

Думал-думал заяц и придумал. Гулял он как-то раз по берегу моря, увидел акулу и спрашивает:

- Как думаешь, акула, у кого больше друзей - у тебя или у меня?

- Тут и думать нечего, у меня, конечно, - сказала акула. - Все акулы в морях и океанах - мои друзья.

- И сколько же у тебя друзей?

- Не знаю, - задумалась акула, - много, очень много, но сколько именно - откуда мне знать! Я их не считала.

- А давай посчитаем, - предложил заяц.

- Да как же мы их посчитаем? - удивилась акула.

- А ты подзови акул к нашему берегу, - предложил заяц. - Раз они твои друзья, обязательно приплыть должны. Лягут акулы на волны бок о бок друг к другу, как раз до того вон острова вытянутся. Вот я их и пересчитаю.

"Ай да заяц!"- удивилась акула.

Позвала она на следующее утро всех своих друзей, легли акулы бок о бок в одну линию от берега до самого острова.

- Ну, начинай! Попробуй-ка сосчитать моих подруг! - крикнула зайцу акула.

Взобрался заяц на спину акуле, постоял, подумал, а потом с одной акульей спины на другую стал перескакивать и громко считать:

- Одна, две, три, четыре...

Так и считал, пока не добрался до заветного острова. А там спрыгнул на землю да как закричит:

- Здорово я вас одурачил, глупые акулы! Очень мне нужно знать, сколько у акулы друзей! Я на остров попасть хотел! А вы-то и поверили!

Рассердились акулы, ринулись к острову, да заяц давно уж на земле стоит, попробуй достать его. Правда, одной акуле все же удалось схватить зайца за хвост и вырвать клок шерсти.

Уплыли акулы. Сидит заяц на камне, лапой оборванный хвост поглаживает. "Вот так дела! - думает. - Как же я теперь домой попаду? Как через море переберусь?"

А уж темнеет, страшно зайцу на незнакомом острове.

Услышал дух, хозяин острова, как горько плачет заяц, и подошел к нему:

- Что ты, заяц, слезы льешь? Акул обмануть надумал? А что же вышло? Разве можно так! Попросил бы акулу, она бы тебя и так по морю прокатила! Ложись-ка спать, завтра утром что-нибудь придумаем.

Наутро дух и говорит:

- Обещаешь мне никого больше не обманывать? Перед акулой повинишься?

- Да, - молвил заяц.

- Бери мою лодку, - сказал дух, хозяин острова, - и возвращайся домой.

Вернулся заяц домой, перед акулой повинился и с тех пор никого больше не обманывал.

 

Перья журавля

Давно-давно жили в одной горной деревушке старик со старухой. Очень они печалились, что детей у них не было.

Однажды в снежный зимний вечер пошёл старик в лес. Собрал он большую охапку хвороста, взвалил на спину и начал спускаться с горы. Вдруг слышит он поблизости жалобный крик. Глядь, а это журавль попался в силок, бьётся и стонет, видно, на помощь зовёт.

- Ах ты бедняга! Потерпи немного... Сейчас я тебе помогу.

Освободил старик птицу. Взмахнула она крыльями и полетела прочь. Летит и радостно курлычет.

Настал вечер. Собрались старики сесть за ужин. Вдруг кто-то тихонько к ним постучался.

- Кто бы это мог быть в такой поздний час?

Открыл старик дверь. Видит, стоит в дверях девушка, вся запорошенная снегом.

- Заблудилась я в горах,- говорит.- А на беду, сильно метёт, дороги не видно.

- Заходи к нам,- приглашает старуха.- Мы гостье рады.

Взял старик девушку за руку и повёл к очагу:

- Садись, обогрейся да поужинай с нами.

Поужинали они втроём. Видят старики, девушка красивая да такая ласковая. Стала она старухе по хозяйству помогать, а потом и говорит:

- Хочешь, бабушка, разомну тебе плечи, спину потру?

- Вот спасибо, доченька. Спина-то у меня и вправду болит. А как тебя по имени зовут?

- О-Цуру.

- О-Цуру, Журушка, хорошее имя,- похвалила старуха.

Пришлась старикам по сердцу приветливая девушка. Жалко им с ней расставаться.

На другое утро собирается о-Цуру в путь-дорогу, а старики ей говорят:

- Нет у нас детей, Журушка. Останься с нами жить.

- С радостью останусь, у меня ведь на свете никого нет... А в благодарность за доброту вашу натку я для вас хорошего полотна. Об одном только прошу: не заглядывайте в комнату, где я ткать буду. Не люблю, когда смотрят, как я работаю.

Взялась девушка за работу. Только и слышно в соседней комнате: кирикара тон-тон-тон.

На третий день вынесла о-Цуру старикам свёрток узорчатой ткани. По красному полю золотые журавли летят.

- Красота-то какая! - дивится старуха. - Глаз не отвести!

Пощупала ткань: мягче пуха, легче пера.

А старик взглянул на девушку и встревожился:

- Сдаётся мне, Журушка, что похудела ты.Щёки у тебя вон как впали. В другой раз не позволю тебе так много работать.

Вдруг послышался хриплый голос:

- Эй, дома хозяева?

Это пришёл торговец Гонта. Ходил он по деревням, скупал у крестьян полотно. Спрашивает Гонта:

- Ну что, бабушка, есть у тебя полотно на продажу? Наткала, верно, за зиму-то?

- Есть на этот раз у нас кое-что получше, господин Гонта,- отвечает старуха.- Вот взгляни-ка. Это наткала дочка наша Журушка.- И развернула перед Гонтой алую ткань. Золотые журавли словно живые летят.

- О, такого прекрасного узора и в столице никто не видал! Ваша дочь, я смотрю, мастерица!

Гонта сразу полез в кошелёк, достал пригоршню золотых монет. Понял он, что в княжеском дворце продаст такую замечательную ткань во сто раз дороже.

- Золотые монеты! Смотрите, настоящее золото! - Старики глазам своим не поверили.

Впервые на своём веку видели они золото.

- Спасибо тебе, Журушка, спасибо! - от всего сердца поблагодарили девушку старик со старухой.- Заживём мы теперь по-другому. Сошьём тебе новое платье к празднику. Пусть все любуются, какая ты у нас красавица.

Наступила весна. Пригрело солнце. Что ни день, прибегают к дому стариков деревенские дети:

- Сестрица Журушка, выйди поиграй снами.

Улыбается Журушка:

- Ну хорошо, давайте играть. Поплывём в гости к лунным феям.

Поднимут двое детей руки - это ворота в царство фей. А Журушка поёт:

Поплывём мы в царство фей

Дружно, дружно, весело.

Облачко - как лодочка,

Серебряные вёсла.

Проходят дети в ворота весёлой вереницей и стариков зовут:

- Дедушка, пойдём с нами играть! Бабушка, пойдём играть!

- Да полно вам, не тяните нас за руки так сильно,- смеются старики.

Но не всегда светить солнцу. И дождь полям нужен. Поглядит Журушка, что небо облака закрыли, и запоёт:

Дождик, дождик, лей сильней,

Дождик, лей среди полей.

Дольше, дольше погости

На грушевом дереве.

Соберутся дети вокруг Журушки, а она им сказки рассказывает о разных диковинных птицах.

Хорошо было детям играть с Журушкой.

Но вот как-то раз снова пожаловал Гонта.

- Здравствуй, дедушка! Не найдётся ли у тебя опять такой же ткани, как в прошлый раз? Продай мне, я охотно куплю.

- Нет, и не проси. Дочке моей о-Цуру нельзя больше ткать: очень она от этой работы устаёт. Боюсь, заболеет.

Но Гонта чуть не силой всунул старику в руки кошелёк, набитый золотыми монетами.

- Я заплачу тебе ещё дороже, чем в прошлый раз. А если ты не согласишься, пеняй на себя. Худо тебе будет. Меня ведь сам князь к тебе прислал,- пригрозил Гонта.- Чтоб через три дня была ткань готова, не то головой поплатишься!

Ушел Гонта, а старик и старуха стали горевать:

- Беда, беда! Что же с нами теперь будет? Пропали наши головы.

Всё слышала о-Цуру, хоть и была в другой комнате. Стала она утешать стариков:

- Не бойтесь, не плачьте. Через три дня будет готова ткань красивее прежней.

Пошла девушка в ткацкую комнату и затворила дверь наглухо.

Вскоре послышался за стеной быстрый-быстрый стук: кирикара тон-тон-тон, кирикара тон-тон-тон.

День, и другой, и третий стучит ткацкий станок.

- Журушка, кончай скорее, будет тебе! - тревожатся старик со старухой.- Ты, верно, устала, доченька?

Вдруг послышался грубый голос:

- Ну как, готово? Покажите мне.

Это был Гонта.

- Нет, показать нельзя. Журушка крепко-накрепко запретила к ней входить, пока она ткёт.

- Ого! Вот ещё выдумки! Я вижу, ваша дочь привередница. Ну а я и спрашивать у неё не стану!

Оттолкнул Гонта стариков и настежь распахнул двери.

- Ой, там журавль, жу-жу-равль! - испуганно забормотал он.

Входят старики - и правда, стоит за ткацким станком большая птица. Широко раскрыла она свои крылья, выщипывает у себя клювом самый нежный, мягкий пух и ткёт из него красивую ткань: кирикара тон-тон-тон, кирикара тон-тон-тон.

Захлопнули старики дверь поскорее, а Гонта со всех ног убежал - так он испугался.

На другое утро прибежали дети звать Журушку.

- Журушка, выйди к нам, поиграй с нами или сказку расскажи.

Но в ткацкой комнате всё было тихо.

Испугались старик со старухой, открыли дверь и видят: никого нет. Лежит на полу прекрасная узорчатая ткань, а кругом журавлиные перья рассыпаны... Начали старики звать дочку, искали-искали, да так и не нашли.

Под вечер закричали дети во дворе:

- Дедушка, бабушка, идите сюда скорее!

Выбежали старики, глядят... Ах, да ведь это журавль. Тот самый журавль! Курлычет, кружится над домами. Тяжело так летит...

- Журушка, наша Журушка! - заплакали старики.

Поняли они, что это птица, спасённая стариком, оборотилась девушкой... Да не сумели они её удержать.

- Журушка, вернись к нам, вернись!

Но всё было напрасно. Грустно-грустно, точно прощаясь, крикнул журавль в последний раз и скрылся в закатном небе.

Долго ждали старик со старухой, но Журушка так и не вернулась.

Есть, говорят, на одном из дальних островов большое озеро. Видели там рыбаки журавля с выщипанными перьями. Ходит журавль по берегу и всё поглядывает в ту сторону, где старик со старухой остались.

Лисенок и барсук

Давным-давно в густых лесах близ города Мацумото жило множество диких зверей. Об этом узнали охотники и стали ходить в тот лес на охоту. С утра до вечера слышались в лесу крики и выстрелы. И с каждым выстрелом зверей в лесу становилось все меньше и меньше. И наконец наступил день, когда из всех зверей в лесу остались только барсук да лиса с лисёнком.

Долго барсук и лиса не выходили из своих нор: они боялись встретиться с охотниками. Охотники же, решив, что они перебили всех зверей, перестали ходить в этот лес.

И вот, лежа в своей норе, лиса подумала так: «Если я покину свою нору, то неизвестно, попадусь ли я на глаза охотнику. Если же я останусь здесь еще на несколько дней, то и я и мои лисёнок — оба мы погибнем от голода».

Так подумав, лиса осторожно высунулась из норы и начала оглядываться и прислушиваться. Но нигде не было никаких признаков людей.

Обрадованная лиса побежала к норе барсука и крикнула:

- Господин барсук! Вылезайте, не бойтесь: охотники перестали ходить в наш лес! Теперь мы спасены!

Трусливый барсук долго не решался высунуть из норы нос, но голод заставил его, в конце концов, покинуть свое убежище.

- Что же мы будем делать?—спросил барсук у лисы.— Ведь в нашем лесу не осталось ни одного зверька. Пройдёт день-другой — и мы умрём с голоду. Уж лучше погибнуть от пули охотника, чем умереть голодной смертью!

В ответ на это лиса сказала:

- Но ведь мы оба умеем принимать любой облик. Давайте сделаем так: я превращусь в охотника, а вы притворитесь убитым. Я продам вас какому-нибудь купцу: а на полученные деньги куплю все, что нам захочется. Вы же, выбрав удобный момент, сбежите обратно в лес, и мы разделим пополам все, что я раздобуду.

- Согласен! — воскликнул радостно барсук.—Давайте сделаем так поскорее: у меня нет больше сил терпеть голод!

- Хорошо,—сказала лиса и приняла облик охотника. Увидав это, барсук сразу же притворился мертвым.

Тогда охотник-лиса перекинула его через плечо, попрощалась с лисенком и отправилась в город Мацумото.

Дальше все было так, как задумала лиса. Какой-то купец купил барсука и, бросив его в угол, сказал:

- Завтра утром сдеру с него шкуру. А пока, любезный, получите за своего барсука деньги.

Получив деньги, лиса-охотник отправилась на базар. Чего только не накупила там лиса! С большим трудом дотащила она до своего дома мешок с едой.

Когда голодный лисёнок увидел столько еды, он от радости подскочил выше своей головы. Но лиса сказала:

- Не смей ничего трогать: дождёмся господина барсука и разделим всё поровну.

Весь день голодный лисёнок скулил и клянчил у матери хотя бы рыбий хвостик. Лисе было очень жалко своего сына, но она все равно ничего ему не дала, а только говорила."

- Потерпи немного, потерпи ещё немного. Придет господин барсук, мы разделим пополам нашу добычу и приступим к еде.

Барсуку удалось убежать от купца только на заре. Он примчался к лисьей норе и закричал сердито:

- Вы, наверное, уже все съели без меня, обжоры!

- Что вы, что вы, господин барсук! — сказала лиса.— Мы без вас даже и мешка не решились развязать!

- Так я тебе и поверил,— пробурчал барсук и, забрав свою половину, отправился в нору.

Через несколько дней барсук явился к лисе и сказал:

- Я уже всё съел. Теперь настала моя очередь продавать тебя. Притворись мертвой, а я приму облик охотника и отправлюсь в город.

Когда лиса притворилась мёртвой, барсук принял облик охотника и понёс её продавать.

Едва он появился на базаре, как его зазвал в свою лавку какой-то купец и сразу же купил у него лису. Пока купец отсчитывал за лису деньги, барсук подумал: «Надо мне избавиться от этой надоедливой лисы. Тогда не придётся делиться с ней пищей».

И злой барсук, отозвав в сторону купца, прошептал ему:

- Лиса только притворяется мертвой. На самом деле она жива и собирается ночью сбежать от вас.

Услышав это, купец взмахнул тяжелой палкой и убил несчастную лису.

А бессердечный барсук купил на базаре два мешка еды и поволок их в лес.

Напрасно бедный лисёнок ждал весь день и всю ночь свою мать. Утром он прибежал к барсуку узнать, что случилось с лисой.

Барсук, который уже успел выпить большую чашку сакэ, лежал, развалившись на мешках с едой. Увидев лисенка, он начал врать:

- Твоя мать совсем не любит тебя! Она не захотела возвращаться к тебе, сколько я ее ни уговаривал.

Когда лисёнок увидел, сколько у барсука еды, он догадался, что барсук погубил его мать, чтобы не делиться с ней добычей.

Ничего не сказал лисёнок. Он вернулся в свою нору и стал думать, как ему отомстить бессердечному барсуку.

Однажды лисёнок долго не мог заснуть от голода. Перед рассветом он решил пробраться в ближнее селение и раздобыть себе что-нибудь на обед. Но лисенку не повезло. Он думал, что в такое время все люди в деревне спят. Оказалось же, что на дороге у селения работало много крестьян.

лисёнок притаился в высокой траве и стал слушать, о чем говорят люди. А говорили они о том, что в полдень через дорогу проедет сам даймио (могущественный князь), и нужно поскорее сделать дорогу к лесу гладкой и приятной.

Услыхав об этом, лисёнок прибежал к норе барсука и сказал:

- Господин барсук! От своей матери я слышал, что вы можете принять любой облик. Неужели это правда?

- Конечно, правда,— сказал хвастливо барсук.

- А знаете ли вы, что я тоже могу принять любой облик? — спросил лисёнок.

- Ну, это ты врёшь! — рассердился барсук.

- Нет, не вру! Сегодня же в полдень я приму другой облик и, если вы меня узнаете, обязуюсь быть вашим рабом до конца своих дней!

- Согласен! — закричал барсук.— Согласен! Только имей в виду: когда ты станешь моим рабом — не жди от меня пощады!

Перед самым полуднем барсук вышел на лесную дорогу и стал осматриваться. Вдруг он увидел, что по дороге какие-то люди несут паланкин. В паланкине сидел сам даймио и обмахивался веером.

«Ах, вот в кого превратился хитрый лисёнок»,— подумал барсук и прыгнул в паланкин. Вырвав из рук даймио веер, он закричал:

- Жалкая тварь! Ты осмелился думать, что я глупее тебя! Отныне ты мой раб до конца своих дней. Вылезай из паланкина!

Испуганный даймио выскочил из паланкина и закричал:

- Бешеный барсук! Бешеный барсук! Убейте его скорее! Тут один из слуг выхватил из-за пояса меч и отрубил барсуку голову.

Так отомстил лисёнок за смерть своей бедной матери.

Птичьи разговоры

Давно-давно это было. Жил в одной деревне старик. Ходил он по горам, хворост собирал да продавал его на базаре.

Как-то раз нашёл он в лесу красный колпак. Обрадовался старик находке: хоть и дырявый колпак, да ведь у него и такого не было.

"В пору ли он мне?" - подумал старик и нахлобучил его на голову. И что же? Слышал он до того только щебет и крики птиц, а тут вдруг весь лес наполнился спорами и разговорами.

- Отдай моего червяка! Отдай моего червяка!

- Фить, фить, не отдам! Давай пополам.

- Сова-то увидела меня и кричит: "Угу-угу!"

- А ты что?

- А я ни гугу. Так и спасся.

- Дети мои, дети, голубяточки, давайте я вас приголублю.

Вон на той ветке ссорятся, а на этой идёт дружная беседа. И вдруг:

- Р-разбой! Разбой! Держи вора! Кар-р! Кар-р!

Старик даже в сторону шарахнулся от испуга! Сбила ветка колпак у него с головы, и сразу стихли речи, снова зазвенел непонятный птичий щебет. Поднял старик колпак с земли, надел на голову, и опять послышались разговоры и вверху, на ветках, и внизу, в кустах. Снял колпак - снова птичий щебет да шорох листьев. Надел колпак - опять разумные речи.

"Вот оно что! - догадался старик.- Не простой колпак я нашёл, а волшебный: зовут его в народе колпак "Чуткие уши". Кто его наденет, тот научится понимать язык птиц и зверей, цветов и деревьев".

Пошёл старик дальше в лес, присел отдохнуть под большим деревом и задремал. Разбудило его карканье ворон.

"Что это я, задремал, кажется?" - встрепенулся старик.

Видит он: сидят на ветке над самой его головой два ворона и хрипло каркают.

"О чём это они?" - подумал старик. Надел он свой красный колпак и стал слушать.

- Давно мы с тобой не встречались, друг Кангарасу,- говорит один ворон другому.- Ты откуда путь держишь?

- Был я на морском берегу, но пропала там рыба, нечем стало кормиться, вот я и прилетел сюда,- отвечает другой.- А ты где летал, брат?

- Возле деревни на рисовых полях охотился, да только ныне на улиток неурожайный год. И ещё мало того - дети дразнятся:

Вор-вор-ворон,

Где ты закоптел?

Выкради краски,

Выкраси перья.

- Да, друг, беда нам от этих озорников. Но скажи мне, что на свете нового, небывалого?

- Каркнуть по правде - ничего. Ах да, вспомнил. Расскажу я тебе, что в наших краях случилось. Лет шесть назад, не соврать бы... Да, точно, шесть лет назад строил один крестьянин кладовую. Стали настилать крышу из дранки...

- Драную, драную крышу?

- Да нет, из дранки. Словом, стали дощечки одну к другой приколачивать. И случилось так, что заползла на крышу змея, ее невзначай и прибили гвоздём. Лежит змея полуживая и не умирает. Все эти годы её кормит верная подруга. Приползёт к ней, и плачут они обе, плачут... Растёт чужое горе над домом, словно чёрная туча. И тут пришла к крестьянину беда: заболела его единственная дочь.

- Кра-кра-красивая?

- Красавица, да ещё какая! Жаль её! Если никто не догадается приподнять доску и освободить змею, то змея умрёт. В тот же миг умрёт и девушка. Много раз летал я над крышей и каркал об этом во всё горло, да что проку! Никто меня не послушал.

Другой ворон отвечал ему:

- Правда твоя, непонятливы люди! Как громко ни каркай, всё им невдомёк.

Наговорились вороны и разлетелись в разные стороны.

Услышал это старик и подумал: "Хорошо, что на мне чудесный колпак! Надо скорей идти спасать девушку. Но раньше выряжусь-ка я чародеем, а то и не поверят".

Сплёл старик из соломы высокую-высокую шапку с острым концом, обклеил её пёстрой бумагой и напялил на голову. Вот приходит старик к дому крестьянина и кричит у ворот:

- Гадатель пришёл, гадатель! Всё на свете разгадать могу, что, отчего и почему случилось.

Позвал хозяин старика:

- Эй, гадатель, не стой у ворот, зайди ко мне в дом, погадай!

Зашёл старик в дом, спрашивает:

- А что ты узнать хочешь? Может, есть у тебя какое-нибудь заветное желание?

- Одно у меня есть заветное желание: чтобы дочка выздоровела. Болеет она уже много лет. А какая болезнь на неё напала, ни один знахарь понять не может.

- Хорошо, я погадаю. Только надо мне сперва на больную посмотреть. Ведите меня к вашей дочери,- говорит старик.

Лежит девушка, тонкая, жёлтая, словно листок осенью. Вот-вот упадёт листок с ветки...

Сел старик у изголовья больной, забормотал про себя, будто заклинания читает:

Гуру-гуру, буру-буру.

Хвороба - вон.

Здоровье - в дом.

Буру-буру, гуру-гуру.

Бормотал он, бормотал, что в голову придёт, а потом и говорит хозяину:

- Строил ты шесть лет назад новую кладовую, крышу над ней настилал да невзначай прибил гвоздём змею. Страдает змея, день и ночь мучается. За это змеиное племя болезнь на твой дом наслало.

- Правду говорит гадатель! - воскликнул крестьянин.- Как раз шесть лет назад строил я кладовую... Надо скорее освободить змею.

Тут же позвали соседа-плотника. Полез он на крышу и стал поднимать дощечки... А под одной и в самом деле змея лежит, вся белая, высохшая, еле живая.

- Вот она, причина болезни! - сказал старик.

Осторожно положили змею в корзинку, поставили корзинку на берегу ручья и давай поить и кормить змею. Стала змея оживать.

В то же самое время стала и девушка поправляться. Вернулась к девушке прежняя красота. А как отпустили змею на волю, девушка и совсем выздоровела.

То-то пошло в доме веселье.

Подарил крестьянин старику новую одежду. Решил старик свет посмотреть и отправился странствовать.

Ходит он из деревни в деревню, из города в город.

Однажды сел он отдохнуть под раскидистым деревом возле дороги. Глядь, снова прилетают два ворона. Уселись они на дереве и повели между собой разговор.

- Тоскливо жить всё в одном и том же городе, мало слышишь нового,- жалуется первый ворон, - поневоле улетишь в другие края.

- Да что ты! - отвечает второй ворон. - А вот у нас, в нашей маленькой деревушке, случилось небывалое. Тяжко заболел один крестьянин, не сегодня завтра умрёт. А всё отчего? Лет пять назад пристроил он к своему дому ещё одну комнату. Чтобы расчистить место, срубил он старое камфарное дерево. Остался пень стоять возле самого дома, и течёт на него дождевая вода с крыши. Не погибли корни дерева, каждую весну дают они новые побеги. Да только их тут же обрезают. И жить дерево не живёт, и умирать не умирает. Вот и постигла крестьянина за это тяжёлая кара...

- А ты каркал на крыше, сказал, от чего болезнь приключилась?

- Каркал, каркал, даже охрип. Да разве люди что понимают!

- Правда твоя. Прошлую ночь у нас в городе воры дом обокрали. Уж как я кричал: "Караул, караул!" И все без проку, не проснулся никто. Но рассказывай дальше.

- Страдает камфарное дерево, мучается, бедное. Каждую ночь из горных лесов приходит множество деревьев навещать своего несчастного друга. Уж дали бы ему люди жить на свободе или выкопали бы, чтоб сразу засохло и не мучилось больше. Тогда бы и крестьянин сразу поправился...

Услышал старик рассказ ворона и отправился в дальний край к больному крестьянину. Пришёл и кричит у ворот:

- Гадатель пришёл, гадатель!

Выбежали люди из дома и зовут старика:

- Гадатель, зайди сюда, хозяин тебя приглашает.

Ввели старика в дом. Видит он: лежит на постели больной, еле дышит. Сел старик у его изголовья и спрашивает:

- О чём же тебе погадать?

- Погадай, долго ли мне мучиться? Или, может, есть на свете какое средство спасти меня.

- Не горюй! - говорит старик.- Я узнаю причину болезни и вмиг тебя вылечу. Для меня это проще простого.

Забормотал старик про себя:

Гуру-гуру, буру-буру.

Хвороба - вон.

Здоровье - в дом.

Буру-буру, гуру-гуру.

Бормотал-бормотал старик, а потом и сказал:

- Пять лет назад сделал ты, хозяин, пристройку к своему дому.

- Ах, гадатель, откуда ты это узнал? - удивились все кругом.

- Это мне открыло моё гаданье. Оставьте меня одного в той комнате, и за одну только ночь я открою причину болезни вашего хозяина и вылечу его.

Отвели туда старика. Первым делом он приказал:

- Не входите ко мне, пока не позову!

Настала ночь, но старик не лёг спать. Надел он свой волшебный колпак и ждёт, что будет.

В полночь что-то зашелестело, зашуршало под окном:

- Эй, камфарное дерево, отзовись! Как нынче твоё здоровье?

В ответ послышался тихий-тихий голос, точно из-под земли:

- Кто это говорит? Верно, криптомерия с горы Криптомерий? Ты приходишь ко мне каждую ночь. Как мне благодарить тебя за твою заботу? Плохо мне, чуть дышу... Об одном только думаю: как бы мне поскорее умереть...

Стала криптомерия утешать друга:

- Что ты, что ты, нельзя так падать духом! Мужайся! А теперь мне пора. Завтра опять приду.

Ушла криптомерия.

Но не прошло и часа, как снова послышался шорох и чей-то голос спросил:

- Здравствуй, друг, камфарное дерево! Может, полегчало тебе?

- Кто говорит со мной? Уж не сосна ли с Сосновой горы?

- Да, это я.

- Ты пришла издалека!.. Спасибо тебе. Сама ведь устаешь, да и птиц на своих ветках беспокоишь.

- Полно, полно! Просто я собралась погулять и зашла к тебе по дороге. Настанет весна, и ты непременно поправишься! Не теряй надежды!

И снова послышалось: шурх-шурх! Это уходила сосна.

Старик в своем колпаке "Чуткие уши" слышал все их речи и думал: "Поскорее бы рассвело!"

Едва наступило утро, старик поспешил к больному и опять забормотал свои заклинания: "Гуру-гуру, буру-буру..." А потом сказал:

- Срубил ты камфарное дерево... А пень возле дома остался. Живой он, растут на нём зелёные побеги. А ты их каждый раз обрезаешь. Чужое горе - вот причина болезни. Ведь не только камфарное дерево страдает - все деревья на высоких горах вокруг горюют о своем друге. Никому в лесах покою нет. Оставьте камфарное дерево, не обрезайте его побеги, тогда ты и поправишься.

- Не трогайте камфарное дерево,- наказал крестьянин своим сыновьям.- Если нужно, и крышу над ним разберите.

А как зазеленели на камфарном дереве молодые побеги - и крестьянин поправился. Болезнь как рукой сняло.

Построили сыновья крестьянина по соседству дом старику. Возле дома сад разбили. Поселились там самые красивые деревья со всей округи и цвели каждую весну небывалым цветом. И все звери и птицы тоже дружили со стариком, потому что он их понимал и любил.

 

А вот рассказик Лю Цяня с рисунками Цзян Чэньаня "Бамбуковый медведь в гости к нам пришел".